[Рец. на кн.:] А. Стриндберг «Интимный театр» (У книжной полки, 2007, № 2)

Автор: | 18.07.2014

Автор: Юрий Архипов

Источник: У книжной полки. Hollister Soldes 2007. № 2. nike tn femme С. Boston Celtics 59—60

Стриндберг А. Интимный театр: Пьесы: Пер. со швед. / Сост. и вступ. ст. Nike Air Max 2017 Dames blauw В. Максимова. — М.: Совпадение, 2007. — 374 с.

Август Стриндберг. «Интимный театр»Шведский прозаик и драматург Август Стриндберг (1849—1912) — одна из культовых фигур европейской литературы рубежа веков. Наряду с Уайльдом, Шницлером, Захер-Мазохом, Пшибышевским, Гюисмансом он немало поспособствовал утверждению в ней пресловутой «проблемы пола». Некогда Стриндберг был популярен в России, где он довольно широко ставился и где выходили не только его романы и сборники пьес, но и собрания сочинений. Отголоском этой популярности является и настоящее издание, так как в него включены прежние, столетней давности, переводы (А. Старка, М. Сомова и других). nike tn rose femme Вообще-то переводы той поры производят, как правило, странноватое, если не сказать убогое, впечатление; но вот ведь — бывают и исключения: к русскому Стриндбергу и в старинном переводческом исполнении почти невозможно придраться.

«Интимный театр» — так называлась стокгольмская труппа, собранная Стриндбергом в 1907 году. Для этой-то труппы он и создавал свои пьесы в последние годы жизни.

portrait01.jpgДраматургическое творчество Стриндберга представляет собой своеобразный мост между философско-символистским театром Ибсена и «театром снов» Метерлинка, с одной стороны, и жестким театром экспрессионистов, с другой. Во всяком случае вся прославленная экспрессионистская драма Германии — от Кайзера и Барлаха до Хазенклевера и Толлера — выросла, конечно, из Стриндберга. Нынешние феминистки до сих пор не могут простить Стриндбергу, что его героини — эдакие дьяволицы, губящие мужскую душу. При этом весь трагизм ситуации заключен в неизбывном притяжении полов на основе «любви-ненависти». Женщина у Стриндберга всегда является герою в иллюзорном облике вечной женственности, мягкости, податливости, обещанной гармонии — с тем, чтобы потом довести его до отчаяния своим отказом хоть в чем-нибудь отступить от своей низменной природы. Eddie George Titans Jerseys Нередко она выталкивает его из своих объятий, как только обретает ребенка — завязь новой жизни. Женщина как самка богомола, уничтожающая самца после соития: собственно, это что-то вроде эмблемы всего художественного наследия шведского трагика.

  • Adidas Superstar Uomo
  • В сборник включены наиболее известные вещи Стриндберга периода «интимного театра»: трилогия «На пути в Дамаск», дилогия «Пляска смерти» и ряд его камерных пьес, облюбованных в свое время выдающейся родоначальницей нового русского камерного театра В. Ф. Комиссаржевской («Пеликан», «Ненастье» и др.) Название трилогии «На пути в Дамаск» может вызвать ложные предположения, но на самом деле сюжет здесь вовсе не евангельский, хотя некоторые невнятные библейские аллюзии и ассоциации все же присутствуют: героиня нередко сравнивается с прародительницей Евой во всей ее загадочной непостижимости.

    Издание снабжено обстоятельной статьей и комментариями В.Максимова. Они необходимы, так как Стриндберг явно выпал за последние девяносто лет из поля зрения наших театральных деятелей и издателей. Может быть, этот сборник в какой-то мере поощрит кого-то из молодых режиссеров, страдающих от узкого выбора игрового материала, мучающихся нехваткой острого и масштабного театрального репертуара. Ведь в отличие от современной «чернухи» у Стриндберга мир жесток не от бытовых неурядиц и разнузданных звериных инстинктов, он трагичен в силу глубочайших духовных конфликтов, вызванных Грехопадением, отпадением от Бога. Так или иначе тут отзвук «Потерянного рая» Мильтона, религиозных стенаний Кальдерона, Донна, Блейка и других классических «метафизиков» мировой литературы. Chaussures Asics Когда-то ведь театру предстоит посерьезнеть и явить миру грандиозные мистерии — как об этом мечтали и младшие современники, а в чем-то и выученики Стриндберга — русские символисты.